caenogenesis (caenogenesis) wrote,
caenogenesis
caenogenesis

Categories:

Сент-Илер (продолжение)

Французская революция не остановила развития науки. Правда, некоторые ученые во время нее все-таки погибли, но в целом науке досталось меньше, чем, например, флоту. Более того, революционные руководители, будучи как-никак тоже стопроцентными людьми Просвещения, старались о науке заботиться. Они основали довольно много новых научных, инженерных и образовательных учреждений, в том числе (в 1794 году) знаменитую Эколь Нормаль.
Наполеон, сам любивший физику и математику, с удовольствием продолжил эту традицию. Известно, например, что бывшие студенты, получившие после выпуска должности в системе высшего образования, были при нем полностью освобождены от призыва в армию (прочитано мной в основательной монографии Олега Соколова, он же Сир). Это во время цепочки войн, после которых, как утверждают иные историки, французы стали в среднем ниже на несколько сантиметров. Не помешали эти войны науке никак особенно. Величайшая статья Кювье, в которой он разделил царство животных на четыре типа, вышла в августе 1812 года, когда Наполеон взял Витебск и двигался к Смоленску.
В качестве ремарки надо сказать, что ни Сент-Илер, ни Кювье не интересовались политикой и никогда не проявляли в ней никакой активности. Это было просто не их дело.
Помните, великого француза спросили: «Что вы делали, пока Робеспьер рубил головы, Фуше устраивал погромы, а Мирабо произносил речи?» – «А я жил», – ответил француз.
Эта цитата (вернее, цитата, вставленная в цитату) тут, правду сказать, не совсем к месту, потому что ее герой - не ученый, во всяком случае уж точно не естественник. Но что-то общее, мне кажется, есть.
Итак, в 1793 году постановлением Конвента Королевский ботанический сад (расположенный, разумеется, в Париже) был реорганизован в Национальный музей естественной истории. При музее было создано десять научных кафедр, из них три зоологические: кафедра насекомых и червей, кафедра гадов и рыб и кафедра млекопитающих и птиц. Шесть линнеевских классов животных поделили на три.
Кафедру насекомых и червей получил известный нам Жан-Батист Пьер Антуан де Моне де Ламарк. Ему было 49 лет, и он был крупнейшим ботаником Франции. Именно после этого назначения он сменил специальность с ботаники на зоологию, которой и занимался до конца жизни.
Кафедру гадов и рыб занял Бернар Этьен Жермен де ла Виль де Ласепед. Еще одна легендарная фигура, пусть и не такая крупная, как "великое трио". Поразительно образованный человек, помимо естественной истории писавший музыкальные произведения, романы и труды по физике; кстати, не знаю, почему такую разносторонность обычно связывают только с Возрождением, Просвещению она ничуть не менее свойственна. Ласепед вырос в юности на книгах Бюффона, а потом успел стать его другом, учеником и продолжателем дела, - бывают такие счастливые варианты. К моменту назначения на кафедру он был уже довольно заметным натуралистом, и было ему 36 лет. В дальнейшем Ласепед стал сенатором, министром, кавалером ордена Почетного Легиона, пэром Франции, - всего и не перечислить. В пору начала работы в Национальном музее естественной истории он выглядел, скорее всего, примерно вот так:

AduC_196_Lacépède_(B.G,E._de_Laville,_comte_de,_1756-1825)

Как зоолог Ласепед занимался в основном тем, что ему теперь полагалось по штату. Он описал множество амфибий, рептилий, рыб и заодно китообразных. За последнее Ласепеда, естественно, помянул Мелвилл, присовокупив, что все его рисунки китов совершенно неправильны.

ласепедовский_кашалот

ласепедовский усатый кит

Цитируя Мелвилла, я вовсе не хочу посмеяться над Ласепедом. Он действительно крупнейший зоолог. Ну, стилизованные рисунки, что поделать. Примета времени. А ходить в море на китобойцах не все обязаны. И к тому же Мелвилл по отношению к Ласепеду еще уважителен. Если вспомнить, как он отозвался о не менее знаменитом Фредерике Кювье... ну да не будем о грустном.
Ласепед, похоже, вообще как-то особенно тяготел к водным тварям. Идеальный "мокрый зоолог", по классификации Тимофеева-Ресовского. Даже из обычных млекопитающих он описал не кого-нибудь, а водяную полевку, она же водяная крыса. То есть зверь этот был описан еще Линнеем, но именно Ласепед выделил водяную полевку в особый род. Название этого рода так до сих пор и фигурирует в зоологических статьях: Arvicola LACÉPÈDE, 1799. Латинское название (по традиции - курсивом), имя автора таксона и год описания.

очень милый зверь, на arkive.org хорошая подборка фотографий

При всех этих достижениях каких-либо получивших известность общих теорий Ласепед не создал, и системой животного царства в целом он специально не занимался.
Сент-Илер - совсем другое дело.
Tags: Сент-Илер, история науки, киты
Subscribe

  • ГЛ

    – Которого из них вы имеете в виду? – Не понимаю. Того, естественно, который попал в капкан. – Их было четверо. Один попал в капкан, другого вы…

  • Ковалевский

    Сегодня про птиц не будет, хочу вместо этого выложить всякие попутные мелочи - например, байки из жизни нигилистов. Мне тут пришлось обратиться к…

  • Птицы-2

    Надо сказать, что с открытием археоптерикса биологам очень повезло. В 1859 году вышла книга "Происхождение видов путем естественного отбора",…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments