January 19th, 2015

Сент-Илер (продолжение)

Этьен Жоффруа Сент-Илер родился в семье судебного чиновника, что называется, районного масштаба. Естественно, от него ожидали карьеры примерно в том же социальном слое. Советовали пойти по духовной части, но когда парень решительно выбрал науку, возражать, видимо, не стали.
Тут есть несколько интересных моментов. Во-первых, взросление Сент-Илера приходится на 1780-е годы. Полный расцвет Просвещения, а на самом деле - уже его закат (но это стало понятно только потом). Неудивительно, что в семье Сент-Илеров науку очень уважали. Интеллектуалы XVIII века - солдаты Разума (как однажды выразился Ю.М. Лотман). Они работали, стремительно меняя представления о природе и о человеке, накапливали знания, систематизировали их, непрерывно открывали новое. Они верили в прогресс, - собственно, они-то и ввели в оборот само понятие прогресса, - который казался неостановимым. Наверняка им впереди виделось некое качественное изменение, затрагивающее большую часть общества. И такое изменение действительно случилось, причем неожиданно скоро: Французская революция.
И главный прогрессист Кондорсе покончил с собой в тюрьме, чтобы избежать гильотины.
Интересно, что очень похожий цикл прошел через сто с небольшим лет. Рубеж XIX-XX веков: стремительное проникновение науки в жизнь, медицина, органическая химия, электричество, роскошная теоретическая физика, ощущение всемогущества Разума, который вот-вот откроет людям некий новый мир. И открыл. В 1914 году.
Но это я отвлекся. Не приходится сомневаться, что в 1780-х годах, на волне Просвещения, для французского любознательного юноши из образованной семьи отказ от духовной карьеры и выбор в пользу естественных наук выглядит достаточно естественно, простите за невольную тавтологию.
Сент-Илер был еще подростком, когда твердо решил посвятить себя науке. Образование он заканчивал, уже имея в виду эту цель. Благо, возможности такие как раз появились: профессия ученого (не врача, не богослова, не философа, а именно ученого-естественника) во Франции XVIII века успела сформироваться и стать достаточно уважаемой. Если раньше естествоиспытатели были или медиками (Гарвей, Мальпиги, Стенон), или совсем уж откровенными любителями (Левенгук), то теперь для них появилась собственная социальная ниша в виде набора чисто научных должностей, одну из которых Сент-Илер и занял. В возрасте 20 лет он был принят в Королевский ботанический сад в качестве помощника хранителя минералогических коллекций.
Королевский ботанический сад, само собой разумеется, назывался так последние месяцы. Луи 16-го низложили осенью того же года, в январе следующего года его казнили.
И вот тут мы видим еще одну примечательную деталь. Дело в том, что юный Сент-Илер хотел заниматься совсем не зоологией и не ботаникой, а кристаллографией. Смена его научной специальности произошла случайно (об этом дальше). И хотя к кристаллографии Сент-Илер потом не вернулся, но изначальный интерес к трехмерным геометрическим структурам, которые возникают и изменяются по строгим закономерностям, вне всякого сомнения, определил способ его мышления до конца дней.