caenogenesis (caenogenesis) wrote,
caenogenesis
caenogenesis

Categories:

Цитаты без комментариев

Мой покойный отец, биолог Сергей Васильевич Аверинцев, кончил в своё время классическую гимназию, глубоко чувствовал музыку латинского стиха и читал мне Горация в подлиннике, когда я был мальчишкой лет двенадцати. Я не понимал ни слова, но радовался очень. Эта радость была мне подарена по-домашнему, как делают подарки детям в семье. Отец родился ещё в 1875 году — ну, в один год с Рильке, с Альбертом Швейцером, на пять лет раньше Блока, так что по годам я мог бы быть его внуком, но вот я его сын; это совсем другое дело, совсем иная близость, совсем иной тембр отношений. Отец — никогда не старик, как дедушка. Отец — это отец. Я думаю, что детское общение с отцом как-то сразу привило мне не совсем обычное отношение к историческому времени. Прошлое столетие было не отрезанным ломтём — “это было давно и неправда”, как говорили в моё время школьники, — а порой папиной молодости. Старая Россия, Россия XIX века, воспринималась как отцовский мир, то есть “отечество” в этимологическом значении слова. Вы понимаете, когда мой отец родился, Тютчев всего два года как умер, а Достоевский и Тургенев были ещё живы. (Даже мама, которая, конечно, много моложе, видела в детстве Льва Толстого, когда тот навещал больницу в Троицком.) Вспоминаются всякие мелочи: например, идём мы с папой по улице, и он говорит: “Когда меня привезли в Москву, в этом доме была редакция Каткова”... Так что мир русских журналов и русской литературы столетней давности (столетней от сегодняшнего дня, не от времени моего детства!) оказывался вовсе не так уж далёк. Отцовское — это на всю жизнь норма, изначально данный образ “правильности”: что-то строгое, с чем приходится считаться, и одновременно домашнее, “своё”, опора и защита.
воспоминания С. С. Аверинцева о С. В. Аверинцеве


Зоология, как и другие науки о природе, предоставляет широкие возможности для понимания и иллюстрации основных положений материалистической диалектики. Только на этой философской базе, на базе учения Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина, могут быть правильно истолкованы и поняты явления, протекающие в организмах и в жизни природы. Это с полной очевидностью показала дискуссия, прошедшая в 1948 г. на июльско-августовской сессии ВАСХНИЛ по докладу акад. Т. Д. Лысенко — «О положении в биологической науке»,— и принятые на основе этого доклада постановления, а также совместная сессия АН СССР и АМН (июнь 1950 г.), посвященная обсуждению проблем физиологического учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, о безусловных и условных рефлексах и о роли второй сигнальной системы.
учебник зоологии С. В. Аверинцева, вышедший в 1952 году


Работы О. Б. Лепешинской были направлены в первую очередь на выяснение вопроса о происхождении клеток, который уже давно интересовал некоторых ученых, но никому не удавалось его решить, и только трудами О. Б. Лепешинской положено начало учению о живом веществе и о возникновении из него предклеточных стадий, или протоцитов, а затем из них — настоящих клеток.
О. Б. Лепешинская детально выяснила пути образования клеток, которые возникают, как она показала, не только при делении ранее существовавших клеток, но и путем постепенного преобразования живого вещества, не имеющего никаких признаков клеточной структуры. Живое вещество представляет живую протоплазму, т. е. сложное белковое вещество. Удалось установить, что живое вещество имеется не только в каждой живой клетке, но и вне их, в живом организме.
Живая протоплазма представляет сложную систему, обладающую особыми, только ей свойственными качествами: она способна к обмену веществ, к росту и к развитию, способна изменять своюформу и структуру, подчиняясь закономерностям, свойственным только живой природе. О. Б. Лепешинская открыла весь ход процесса возникновения клеток из желтка птичьих яиц, придя на этом основании к выводу, что желток яйца представляет его живую составную часть, принимающую участие в биологических процессах, происходящих во время развития зародыша. Частично, в определенных количествах желток может идти на питание зародыша, но кроме этого его живое вещество дает начало протоцитам, как бы предшественницам настоящих клеток, т. е. клеточным зачаткам. Таким образом, происхождение клеток двояко: они возникают или путем клеточного делений, или путем образования из живого вещества, не имеющего клеточного строения.
Процесс возникновения клеток из желточных шаров куриного яйца и их дальнейшего преобразования был прослежен О. Б. Лепешинской во всех деталях.
Следовательно, клетка не представляет нечто застывшее, неизменное, а имеет свою историю; в процессе ее развития возникают из живого вещества предклеточные формы, дающие затем начало типичным клеткам с дифференцированными ядрами. О. Б. Лепешинская считает, что прямое деление клеток с их ядрами есть деление еще недоразвившихся до нормального состояния клеток.
Помимо возникновения клеток из живого вещества в желтке птичьих яиц, О. Б. Лепешинская наблюдала возникновение клеток из живой протоплазмы гидры. Для этого гидры растирались с водой в ступке, и полученная студенистая масса с помощью фильтрации и центрифугирования освобождалась от отдельных клеток и ядер, после чего в ней наблюдалось развитие живого вещества гидры и формообразовательные процессы в нем. В одних случаях эти процессы при подходящих условиях (питание) оканчивались развитием начинающих делиться прямым путем клеток, а в других они приводили к появлению наипростейших предклеточных стадцй, так называемых протоцитов.
Трудами О. Б. Лепешинской был нанесен окончательный удар воззрениям Вирхова на клетку, как на неизменную и в то же время самодовлеющую составную часть организма, как клеточного государства.
Исследования как самой О. Б. Лепешинской, так и ее учеников и сотрудников показали, что во взрослом организме животных имеется живое вещество, способное давать начало клеткам. Это крупное открытие вводит нас в новую эру в биологии. Мы должны коренным образом пересмотреть устаревшие взгляды на биологическое значение клеточного деления, и учитывать природу и свойства неклеточного живого вещества в организме.

Tags: история науки
Subscribe

  • Череп и выход на сушу (iiic)

    Череп древней амфибии - ксенотозуха ( Xenotosuchus). Жил он довольно поздно (в триасе) и был вторичноводным; желающие могут пойти в…

  • Череп и выход на сушу (iiib)

    Челюстная и гиоидная дуги кистеперой рыбы (А) и примитивной амфибии (Б). У амфибии появился новый - ушной - отросток палатоквадратума, прирастающий…

  • Череп и выход на сушу (iiia)

    Реконструкция черепа позднедевонской кистеперой рыбы Mandageria fairfaxi. Она очень своеобразна, но сейчас интересна нам просто как пример…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 127 comments

  • Череп и выход на сушу (iiic)

    Череп древней амфибии - ксенотозуха ( Xenotosuchus). Жил он довольно поздно (в триасе) и был вторичноводным; желающие могут пойти в…

  • Череп и выход на сушу (iiib)

    Челюстная и гиоидная дуги кистеперой рыбы (А) и примитивной амфибии (Б). У амфибии появился новый - ушной - отросток палатоквадратума, прирастающий…

  • Череп и выход на сушу (iiia)

    Реконструкция черепа позднедевонской кистеперой рыбы Mandageria fairfaxi. Она очень своеобразна, но сейчас интересна нам просто как пример…