caenogenesis (caenogenesis) wrote,
caenogenesis
caenogenesis

Categories:

Ковалевский

Сегодня про птиц не будет, хочу вместо этого выложить всякие попутные мелочи - например, байки из жизни нигилистов.
Мне тут пришлось обратиться к биографии Александра Ковалевского, великого ученого, который сделал невероятно много открытий и может быть заслуженно назван основателем эволюционной эмбриологии. Вот его хороший портрет:

Alexander_Kovalevsky.JPG

О Ковалевских я писал в книге "Люди мира", но кое-какие моменты сейчас очень кратко повторю.
Александр Ковалевский родился в 1840 году. Это означает, что его взросление - самый что ни на есть чувствительный период, выражаясь языком столь любезной ему биологии развития - пришлось на переход от царствования Николая I к царствованию Александра II. Атмосферу, сложившуюся к тому моменту в обществе, прекрасно охарактеризовал историк Александр Немировский, он же Могултай или wyradhe:

"Император Николай всю жизнь неустанно и ответственно (действительно неустанно и ответственно) заботился, прежде всего, о двух вещах: о российских вооруженных силах и о борьбе с революцией, особенно с распространением революционных настроений в образованных среднебогатых и небогатых слоях разных сословий и в народе. В обеих областях он достиг исключительных, беспрецедентных для России результатов: вооруженные силы впервые за полтора века сильнейшим образом отстали от европейских стран и стали регулярно проигрывать им полевые сражения, а образованные среднебогатые и небогатые слои оказались революционизированны на добрые две трети…"

Рекомендую также замечательное стихотворение Юрия Михайлика на ту же тему.
В общем, можно догадаться о том, какие убеждения приобрели молодые люди - Александр и Владимир Ковалевские, которые бухнулись, как в кипяток, в тогдашнюю интеллектуальную среду (если ее можно так назвать). К счастью, у них обоих хватило ума отойти подальше от революционной деятельности и заняться чистой наукой. Благодаря чему мы и получили двух великих ученых.

Тут наличествуют три истории, из которых первая известна широко, а до двух других я лично докопался только сейчас.

Первая история - о том, как Александр Ковалевский к Бакунину пришел.
Слово биографам:

...А.О., “еле живой от смущения”, изложил Бакунину свои сомнения. “Что мне делать? - поставил он вопрос. - Ни к какой активной общественной деятельности я органически не способен и сознаю, что, идя по этому пути, окажусь совершенно бесполезным для “дела”, тогда как, работая в области науки, разрабатывая, например, проблемы, выдвинутые Дарвином, я, может быть, принесу пользу обществу”.
Бакунин внимательно осмотрел собеседника.
“Да, - пришел он к заключению, - для нашего дела Вы, по-видимому, действительно не годитесь. Из пистолета Вы в цель, несомненно, не попадете, бомбы не бросите, если понадобится, да и доверить ее Вам я бы лично не решился. Вы говорите о Ваших планах в области эволюции. Ну, что же, если они удадутся, то Вы этим самым изготовите для нас такую бомбу, перед которой спасуют, быть может, все бомбы, начиненные динамитом...”

Надеюсь, в этом Бакунин ошибся. Но, во всяком случае, отговорив Ковалевского от того, чтобы быть революционером, он невольно сделал доброе дело. Почему Ковалевский сам не догадался, что в деятельности Бакунина и ему подобных ничего хорошего нет и быть не может - я ответить не берусь. "Как будто, стреляя в людей, можно попасть во что-то иное, кроме людей..."

Вторая история - о том, как Александр Ковалевский защищался.
Для начала процитирую свой собственный черновик.
В 1865 году Александр Ковалевский защитил свою магистерскую диссертацию, озаглавленную «Раннее развитие ланцетника». Он показал, что эмбриональное развитие ланцетника имеет очень много общего с развитием некоторых беспозвоночных, и сделал совершенно правильный вывод: особенности развития позвоночных по сравнению с ланцетником вызваны в первую очередь большим количеством желтка в яйце, благодаря которому у позвоночных возможно прямое развитие – без личинки. Ланцетник, таким образом, оказался своего рода мостом между мирами позвоночных и беспозвоночных.
Защита, в общем, прошла хорошо. Сам великий Карл Бэр в своем выступлении назвал работу Ковалевского "прекрасной" - а это, я вам скажу, награда покруче ордена Андрея Первозванного. "В конце концов сам-то он принадлежал к братству куда более закрытому, чем любая иерархия крови: его плеча некогда коснулся мечом кое-кто помогущественнее монарха Воссоединенного Королевства..."
Однако присутствовал и комический момент - увы, с трагической примесью. Дело в том, что на защиту пришел друг Ковалевского Николай Ножин, тоже ученый, но гораздо более революционно настроенный и из-за этого, по-видимому, вскоре погибший. Здесь я опять передаю слово биографам, ибо пересказать это не в силах:

...Его выступление произвело фурор. «Его мало интересовала научная сторона диссертации. Он упрекал автора в пренебрежении к социальным проблемам, которые должны доминировать в миросозерцании каждого культурного человека, а стало быть, в научной деятельности каждого ученого. Научная работа должна быть приспособлена к практическим целям, должна служить обществу. Опираясь на высказанную Ковалевским мысль, что различие в эмбриологических процессах ланцетника и позвоночных объясняется богатством яйца последних питательным материалом, тогда как у зародыша ланцетника этого нет, он стал пристрастно рассуждать на тему об “антагонизме и в человеческом обществе между теми, кто трудится, и теми, кто живет трудом других”. В зале началось волнение. Одни негодующе шикали, другие бешено аплодировали. Дело кончилось вмешательством председателя. Этот инцидент хорошо иллюстрирует то возбуждение, которое царило в общественных кругах...»

Вот уж воистину - "идут славянофилы и нигилисты..." Желток как символ эксплуататорских классов... а олиголецитальное яйцо ланцетника тогда, вероятно, символ первобытного коммунизма? Но самое удивительное не то, что Ножин всё это сказал, а то, что хотя бы часть публики - пришедшей, заметим, на защиту диссертации по эмбриологии! - приняла его выступление всерьез ("другие бешено аплодировали"). Ну и дурдом же.

Третья история - о том, как Александр Ковалевский дочь крестил.
По этому поводу у него был некоторый конфликт с женой. Александр, хотя и отошедший к тому времени давно от общественной деятельности, по-прежнему держался антирелигиозных убеждений и крестить девочку поначалу наотрез отказывался. Его жена, в целом разделявшая убеждения мужа, тем не менее считала, что в данном случае можно и уступить обстоятельствам. В итоге Александр согласился (махнув рукой, надо полагать).
Далее слово его другу Илье Мечникову:

“Любящий муж и отец А.О. старался однако же сколь возможно более отдавать свое время научной работе. Но тем не менее семейные обязанности иногда по необходимости отвлекали его. Новорожденную дочь нужно было крестить. Для этого был приглашен священник греческой церкви в Мессине. Я держал дитя в качестве крестного отца. Ковалевский же был особенно озабочен тем, как бы остатки восковых свечей, употребляемых во время церемонии, не были потеряны, а послужили бы материалом для заливания препаратов, которые в те времена заключались в смесь воска с оливковым маслом. Этот технический прием А.О. заимствовал у Штриккера в Вене, к которому он ездил нарочно для того, чтобы изучить наилучшую методу техники разрезов с целью применить ее к эмбриологическим исследованиям”.

Ох, какие трогательные штрихи к портрету: тут вам и характер, и эпоха.

И да, петиция Попова. Около 12 000 на данный момент. Лучше, чем ничего, но маловато. Динамика пока четко линейная.
Tags: история науки
Subscribe

  • Цитаты без комментариев

    Мой покойный отец, биолог Сергей Васильевич Аверинцев, кончил в своё время классическую гимназию, глубоко чувствовал музыку латинского стиха и читал…

  • Федуччиа

    Процитирую без комментариев вступительную часть книги известного палеоорнитолога Алана Федуччии "Riddle of the feathered dragons" (2012): ...Mayr…

  • Преадаптация

    Преадаптация - это, попросту говоря, адаптация, служащая основой для другой адаптации, чаще всего никак не связанной с исходной. Я не буду излагать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments

  • Цитаты без комментариев

    Мой покойный отец, биолог Сергей Васильевич Аверинцев, кончил в своё время классическую гимназию, глубоко чувствовал музыку латинского стиха и читал…

  • Федуччиа

    Процитирую без комментариев вступительную часть книги известного палеоорнитолога Алана Федуччии "Riddle of the feathered dragons" (2012): ...Mayr…

  • Преадаптация

    Преадаптация - это, попросту говоря, адаптация, служащая основой для другой адаптации, чаще всего никак не связанной с исходной. Я не буду излагать…